AremihC
Aurum nostrum non est aurum vulgi...
В эпически долгом кампейне была поставлена точка с запятой. Космогонию Двойки удалось сохранить. Планы не рухнули, колесо осталось колесом. И что ему сделается? Две свадьбы, одно оживление и никаких похорон.
Теперь будет собрана партия низкоуровневых героев, которую наши Приключенцы с большой буквы "П" наняли для решения некоторых мелких проблем. Это была последняя сессия по HeroQuest2, который хорош для эпоса, но теперь нам нужна более чёткая и брутальная система координат. Генеримся по Savage Worlds. Игромеханику к старту кампании я буду знать наизусть. Так что обзавелась изъяном "Оптимист" и с нетерпением жду развития событий.

И немного осколков Мимира из нашего эпоса.
Ами (Вайлдмэйдж) - аасимар, паладин любви. По итогам кампейна уже совсем не паладин и супруга мэтра Каррефура.
Клод (Аве) - утверждает, что человек, сын Гермеса и его верховный менеджер. Или всё-таки ревностный представитель фракции Атар? Или, может быть, всё-таки адвокат? Ныне совладелец "Крылатой кошки" и супруг её капитана.
Имра (Локапала) - неумолимый и неутомимый артифишер, кажется, всё-таки человек. Или потомок Хроноса? Он ничего не хочет об этом знать. Тот самый артифишер, чьи дела будут вести приключенцы впоследствии. Стоит ли говорить, что Дориан остался при нём?
Мастер - Хима.
Энди - хаосит из Библиотеки, любитель слухов и новостей.
Морган - вроде как всё-таки Гермес.
Артабан - наследник дома Вандс в Вотердипе.
Мельхиор - он же Царви, он же эпический маг-параноик, он же сын Локи.
Эмери - анку, который перестал таковым быть, но при этом безусловно остался феечкой.
Онейрос - божество ложных и истинных пророческих снов. Как показала практика, охотно отзывается на молитву "Иди жрать!"
Герберт Мелшер - сайнер, аоскаровец и вообще находится в розыске, поэтому преимущественно обретается в Библиотеке.
Хеймдаль - тот, кто охраняет Радужный мост. Да-да, тот самый.
Танат - ммм... бог смерти.
Локи - он же в предыдущих сериях квазиселестиал Джи, он же тот, кто во всём виноват.

Клод: Достаточно сложно призвать селестиала, особенно, если он в Скалл-порте, а Скалл-порт внезапно на Лимбо.

Имра: Ты ведь можешь разбудить весь город, если армия нежити вдруг решит напасть?
Онейрос: Я не люблю кого-либо будить, я же бог сна.
Имра: Пусть они проснуться от кошмара, что армия нежити штурмует город. Это буде точень крутой пророческий сон в твоём исполнении.

Рацемоза: Мне приснился кошмар, в котором здоровенная бронированная химерища отгрызала мне руки.
Имра: Онейрос, а ты не мог бы что-то поизящнее придумать?
Онейрос: Нет, всех остальных монстров он с радостью и азартом пристреливал.

Клод: Это наш альв, а никакой не Локи. Локи лишён дара стихосложения.
Онейрос: Да наш альв тоже не особо стихами говорил.

Ами: Баатезу в образе чёрных собак предложили помочь нам выбраться с этого прайма, естественно, не бесплатно.
Мечтатель: Восхитительно, регулярного транспортного сообщения тут нет, так что уедем отсюда на собаках.

Морган: "Ты хочешь взять погонять кадуцей? Да в общем, пожалуйста. Только сделай его менее вызывающим".
Клод превращает кадуцей в амулет в форме кадуцея, вешает его на шею и смело идёт на дело.

Клод: В поединке один на один с Танатом Гаспар, как особо могучее существо, имеет все шансы убежать.

Морган: Афина плавает на спелджаммере по Астральному морю и ищет меня. С тех пор, как я вновь стал божеством, меня немного нервирует, когда меня ищут в Астральном море.

Артабан: А у вас есть этот... ну... как его... ризидиум?
Клод: Есть.
Артабан: А поделитесь?
Клод: Конечно.
Артабан: Только родителям не говорите. Они у меня... не одобряют.

Имра: Я свяжусь с этим скелетом. Как его там звали?
Клод: Не помню.
Имра: Я тоже не помню, но он же представлялся.
Мастер: Ну пусть его зовут Джон Доу.

Эмери: Там стоит лагерь войск Вечного города. И в этом лагере много варваров. То есть это аркадийцы так называют нас. Варварами. Ну хоть не феечками. Но, на самом деле, мы величественные ши, конечно.

Энди: А потом приехал анку Эмери. Мы погрузили раненных на его телегу и отправили в госпиталь. А на борту телеги нарисовали красный крест. Так что он теперь у нас не анку, а телега скорой помощи.

Морган: Хеймдаль, конечно, всё видит, и всё слышит, но...
Имра: Но он может что-нибудь не заметить?
Морган: Он может просто солгать.
Клод: Да, это тебе не Внешние земли, где обманывают из интереса к процессу, а не к результату, и каждая феечка тебе подмигивает, когда лжёт.

Энди: Асгард пошёл практически в полном составе вонзаться в Хель.
Имра: Почему?
Энди: Они думают, что там Локи.
Имра: Почему они так решили?
Энди: Вроде как Хеймдаль сказал.
Имра: Что он сказал? Что Локи там?
Энди: Ну я могу предположить, что дело обстояло так. Тор спрашивает у Хеймдаля: А где Локи?
А Хеймдаль ему и отвечает: "Гоу ту Хель".

Энди: Асгардские воины понизили самооценку Оркуса. Они просто прошли мимо него, не заметив его могучей армии. Хель увидела Асов, подумала, что Рагнарёк, собрала свою армию мёртвых. Потом было долгое сражение, но когда в итоге обнаружилось, что в этом Рагнарёке не участвуют ни Локи, ни Хеймдаль, это сражение перешло в статус товарищеского матча.

Ами: Приветствуем тебя, тот, кто смотрит вдаль. Мы принесли тебе дар.
Хеймдаль: И вы здравствуйте, те, кто... пока что не умерли.

Клод (завидев Герберта Мелшера, воодушевлённо): О! 12 тысяч золотых.
Герберт: Да-да? Я внимательно вас слушаю.
Клод: Нам нужна информация по Ао.
Герберт: У меня есть некоторое количество информации, но я попрошу плату.
Клод: Что вы желаете за эту информацию?
Герберт: Мне не нравится, что в Сигиле меня зовут "12 тысяч золотых".
Клод: Но именно такая награда объявлена за вашу голову.
Герберт: Я хочу, чтобы награда была выше. Распустите какие-нибудь страшные слухи обо мне. Что я, допустим, овладел магией Аоскара и могу проникать в Библиотеку не санкционировано.
Клод: Погодите, слухи же необязательно должны быть столь правдивы. Давайте сойдёмся на том, что вы съели сердце Аоскара и теперь можете открывать порталы в Сигил.

Танат: Где мой сын?
Клод: Он в соседней комнате. Он слегка перенервничал и потерял сознание.
Танат (мрачнеет и удаляется).
Мельхиор: Лучше бы ты сказал, что его убили враги.

Мельхиор: Между прочим, я вам всё время говорил чистейшую правду. А вы мне соврали.
Ами: Когда это мы тебе врали?
Мельхиор: Не помню, когда. Но вы же не могли мне не соврать!

Ами: А что мы можем предложить Танату?
Локи: Я могу устроить пожар или, допустим, большой пожар, обмануть друга, украсть предмет, сорвать контракт, опустить самооценку ниже Безды, родить коня...

Квинтэссенция истории:
Ами: Тебе не нужно воровать что-либо с Девятого неба, чтобы вернуть к жизни своего сына. Всегда можно договориться.
Локи (без особого энтузиазма): Угу.
Танат (замечая деталь машины, которую у него похитили приключенцы): Что это? Это моя машина! Вы украли мою машину!
Ами: Простите, мы сделали это, чтобы спасти мир.
Танат: Зачем? Этот ваш мир можно было спасти проще и дешевле!
Локи: Хо-хо, то есть вы украли у Таната машину, а теперь советуете мне ничего не воровать и договариваться?
Клод: Ну да, мы осознали, что это неправильно, и рекомендуем договариваться.

@темы: Aurum nostrum..., Sigil and Multiverse, Игры и игрушки., Любимые приключенцы...